«Волшебник на вертолете»: как санитарная авиация спасает жизни в Москве

Снующие близ небоскребов медицинские вертолеты давно перестали быть атрибутом исключительно голливудского кино и видео из зарубежных столиц: с начала 2000-х в Москве работает созданный специально с этой целью «Московский авиационный центр» (МАЦ) Департамента ГОЧСиПБ, но настоящий подъем он переживает последние годы.

Экипажи санитарной авиации вылетают по вызовам ежедневно, и за сухими цифрами статистики — столько-то вылетов, столько-то спасенных — стоит множество живых, человеческих историй, порою полных слез, иногда — смеха и всегда — искренней благодарности летчикам и врачам, так вовремя прибывшим — прилетевшим! — к больному.

Одну из таких историй корреспондент РИА Новости узнал из первых уст — на встрече летчика Юрия Лебедева с пациентом Валерием Афанасьевым. Он остался жив и здоров только благодаря мужеству и профессионализму своего спасителя — к слову, лучшего пилота МАЦ, победителя фестиваля «Созвездие мужества-2018», а в прошлом — военного летчика.

Роковой день

Экипажи МАЦ только за последние годы спасли тысячи человек в столице и области. Но один случай особенно выделяется даже в этом обширном списке — хотя бы потому, что спасать пришлось сотрудника того самого аэродрома Остафьево, где базируется экипаж Юрия Лебедева.

Вертолет Лебедева едва вернулся с очередной госпитализации, как поступил сигнал, что на самом аэродроме стало плохо одному из работников. Быстро стало ясно, что случай серьезный. Бригада докторов на «скорой» отправилась к больному, а летчики приступили к подготовке машины к вылету.

Валерию Афанасьеву стало плохо на работе. По его словам, ничего не предвещало беды, здоровье никогда не подводило, хотя отметил, что в один месяц пережил смерть двух близких людей: «Ушли лучший друг и тетя. На третий день после последних похорон все и случилось».

«Прихватило сердце, стало плохо. В медпункте сделали кардиограмму, медики сказали, что нужна срочная госпитализация», — рассказывает Афанасьев журналистам. Врач из дежурной авиамедицинской бригады определил, что у мужчины предынфарктное состояние и его нужно как можно быстрее доставить в больницу.

Читайте также  Как реанимировать санитарную авиацию на всей территории РФ

В это время экипаж вертолета продолжал заправку. Пилоты еще не знали, насколько серьезна ситуация. «Меня погрузили в реанимобиль, и уже через три минуты мы были на стартовой площадке», — вспоминает Афанасьев. Экипаж помог занести пациента в вертолет.

Погода для полетов была сложная. Но Лебедев — бывший военный летчик, награжденный орденом Мужества за спасение людей во время шторма на границе Норвежского и Северного морей, — решил лететь. Вместе с ним были второй летчик Валентин Большеротов, врач Павел Бобылев и фельдшер Центра экстренной медицинской помощи Султан Рамазанов.

«Была предельно низкая для наших полетов облачность и плохая видимость. При этом погода ухудшалась», — говорит пилот.

Прошло всего 40 минут с последнего полета, как Лебедев снова был в небе. «Между вылетами нет как такового регламента, сколько мы должны отдыхать. При поступлении сигнала мы сразу вылетаем. Но если необходима заправка, то регламент подразумевает на нее от 30 до 40 минут», — объясняет он.

Через 10 минут после поступления вызова вертолет должен уже взлететь, но летчики стараются делать все еще быстрее, не в ущерб, конечно, мерам безопасности. К такому ритму пришлось привыкать, но, привыкнув, он уже не пугает: теперь идет соревнование с самим собой, как бы все быстрее и быстрее отправиться на помощь туда, где тебя ждут.

«Мы занимаемся транспортировкой очень тяжелых больных, мы обязаны быть быстрыми. (…) Психологически тоже приходится нелегко», — отмечает Лебедев. Пострадавшие после ДТП и падений с высоты, пациенты с инсультами и ожогами — перечень нуждающихся в помощи людей можно продолжать долго.

Как на такси

«Только взлетели, пробили облака, тут, смотрю, уже садимся, — вспоминает роковой день Афанасьев. — Доставили меня за 15 минут, словно на такси».

Читайте также  Спецборт МЧС России осуществил санитарно-авиационную эвакуацию тяжелобольных детей из Уфы в Москву

Дальше уже отлаженная схема: выгрузка из вертолета, каталка, реанимация. Посадив вертолет у 71-й городской клинической больницы, Лебедев с авиабригадой медиков пошел провожать пациента до приемного покоя. Как вспоминает Афанасьев, пилот уговаривал его не отказываться ни от каких процедур и обследований, успокаивал.

«Эвакуировали из вертолета, разместили на носилках и повезли в отделение. После приземления он все хотел посмотреть, кто его доставил в клинику, чтобы поблагодарить, хотя и был в тяжелом состоянии», — рассказывает Лебедев.

В столице 28 площадок МАЦ. Из них 21 находится в ТиНАО, шесть — в больницах и одна расположена на МКАДе. При этом, как рассказал летчик, ежедневно у каждого экипажа в среднем бывает от одного до четырех вылетов. Ни дня без спасенной жизни. В этом году только он лично поучаствовал в спасении более 30 пострадавших, выполнял задачи и ночью.

«Во время службы на Северном флоте я тоже занимался спасательными операциями, при этом специфика полетов в городе абсолютно другая, требует очень хорошей выучки и осознания, что маршрут проходит над густонаселенными районами. В итоге, мы находимся в постоянной готовности к любым нештатным ситуациям», — говорит пилот.

Встреча

«Я избежал инфаркта только благодаря экипажу. Как врачи сказали, если бы была задержка, то я бы получил серьезное повреждение сердца», — признал Афанасьев во время встречи с летчиком и быстро отошел в сторону, вытирая слезы.

Бывший пациент «воздушной реанимации» и пилот пожимают руки, обнимаются. Они переговариваются тихо, сложно разобрать слова, слышатся лишь самые эмоциональные фразы: «Спасибо, что вытащили, спасли меня, — говорит Афанасьев. — Ходить могу, внуками заниматься только благодаря тому, что вы есть, вы действительно спасаете людям жизни».

Читайте также  Спецборт МЧС России осуществляет санитарно-авиационную эвакуацию троих тяжелобольных детей из Махачкалы в Москву

Лебедев и Афанасьев еще долго ходят по ангару, периодически останавливаются, снова о чем-то эмоционально общаются, смеются. Снова слышатся слова благодарности. Напоследок Афанасьев желает Лебедеву, чтобы взлетов было столько же, сколько и посадок.

Очередное рукопожатие, и они расходятся. Но ненадолго. Афанасьев предлагает всему экипажу вертолета чаще встречаться, заниматься спортом, тем более благодаря спасателям Московского авиацентра он может продолжать заниматься любимым волейболом.

Из армии — на «гражданку»

Юрий Лебедев — в прошлом военный летчик — работает в МАЦ с 2009 года. Сначала он помогал тушить крупные пожары в столице на вертолетах Ка-32А. В 2014 году освоил санитарный вертолет ВК117С-2.

Будучи офицером морской авиации Северного флота, Лебедев совершал вылеты по спасению людей из труднодоступных мест Крайнего Севера. За одну из таких операций, крайне рискованную и требовавшую большого мастерства, получил орден Мужества.

В Московском авиационном центре за участие в тушении крупного ночного пожара 4-го ранга сложности на юго-востоке столицы был награжден медалью МЧС «За отвагу на пожаре». В составе экипажей санитарных вертолетов Лебедев несколько сотен раз вылетал для оказания экстренной медицинской помощи. Участвовал в спасении пострадавших при пожаре в торговом комплексе «Персей для детей» в апреле этого года.

За карьеру провел в небе более 3900 часов, освоил семь типов вертолетов: Ми-2, Ми-8, Ми-14, Ка-27, Ка-29, Ка-32 и ВК117С-2.

About the Author

WildWeb

Top.Mail.Ru